Бродяжничество, как форма проявления девиантного поведения



Скачати 72.27 Kb.
Дата конвертації13.04.2016
Розмір72.27 Kb.
Бродяжничество, как форма проявления

девиантного поведения

Малецкая И.А. (Беларусь), Лазоренко Т.Н.
Одной из тех проблем, которые относятся к ряду вечных, повторяющихся из поколения в поколение, при любом общественном строе, в любой культуре, является проблема социального аутсайдерства. Социальные аутсайдеры — это люди, которые в силу ряда объективных и субъективных причин не смогли найти достойное место в обществе и оказались в самых низших его слоях. Речь идет о тех, кто не сумел состояться в жизни. Бродяжничество является одной из крайних форм аутсайдерства [2].

В отечественной литературе под термином «бродяжничество» принято понимать: 1) одна из форм крайней социальной дезадаптации и маргинальности индивида, выражающаяся в отсутствии постоянного места жительства, работы и стабильного дохода; 2) социально-психологические проявления патохарактерологических и иных личностных расстройств, выражающиеся в периодически возникающей и часто компульсивной потребности в резкой смене социального окружения, в неспособности к полноценной интеграции в группах членства и к установлению партнерских отношений, в поведенческой ригидности, в отсутствии мотивации достижения, в отчетливо выраженной предрасположенности к асоциальной активности и т. п.[4]

Проблема бродяжничества была рассмотрена учеными в различных сферах: в педагогической (Ю.К. Бабанский, П.П. Блонский, В.Н. Гуров, А.С. Макаренко, СТ. Шацкий, М.А. Ковальчук, Ю.М. Кудрявцев, А.А.Католиков, И.П.Башкатов, А.А.Сукало, В.Д. Столбун, В.В. Стрельцова и др.); в психологической (А.М.Прихожан, Н.Н.Толстых, Б.С.Братусь, И.В.Дубровина, С.А.Беличева, О.Н.Усанова, В.М.Минияров, С.А.Бадмаев, Р.В.Овчарова и др.); в социологической (Я.И.Гилинский, В.Афанасьев, И.С. Кон, М.Н. Руткевич, В.Т.Лисовский, А.Арато, В.О. Рукавишникова, А.Ткаченко, В.В. Радаев и др.); медико-психологические проблемы самовольных уходов (побегов) и бродяжничества. (Ковалев В.В., Личко А.Е., Дмитриева П.Д., Менделевич В.Д., Гурьева В.А., Гиндикин В.Я., Вострокнутов Н.В., Кондратьев Ф.В., Голик А.Н. и др.); в уголовно-правовой (Максимов Е., Бахрушин С, Люблинский П.И., Аркин К.Л., Яковлев A.M.; Миньковкий Г.М., Кудрявцев В.Н., Панкратов В.В., Борбат А.В, Сибиряков С.Л., Нечаевой А.М. и др.)

Проблема бродяжничества рассматривается многими авторами, прежде всего применительно к молодежной среде. При этом сам термин «бродяжничество» часто выступает как аналогичный с терминами «беспризорность» и «безнадзорность» и, более того в неразрывной связке с последними. Подобный подход совершенно оправдан при изучении социальных и социально-педагогических аспектов данных явлений. Однако, если говорить о специфической социально-психологической реальности, именно «бродяжничество» выступает в данном случае родовым понятием. В этом смысле беспризорность и безнадзорность можно рассматривать как социальные факторы, провоцирующие бродяжничество и в то же время выступающие в качестве одних из возможных его следствий [2].

В силу указанных объективно-субъективных обстоятельств бродяжничество выдвинулось на одно из первых мест, как сложное социально-психологическое явление, включающее в себя как простой самовольный уход (побег) из дома и бездомное существование, так и организацию профессионального попрошайничества, нищенства, распространение хищений и краж, убийства, наркоманию, проституцию и привлечение детей в порнографических фильмах и др.

Многообразие форм поведения бродяжничества и бездомности, порожденные социально-экономическими и иными факторами, предполагает, что и непосредственные причины, их обуславливающие, характер поведения, личностные деформации (в когнитивной, эмоционально-волевой и потребностно-мотивационной сферах) и особенности взаимодействия с окружающей социальной средой также не могут быть однородными и одинаковыми. Более того, девиация поведения - это процесс, имеющий определенную временную протяженность, и средовое развитие, т.е. девиация разворачивается в конкретной ситуации, и обуславливает различные психические нарушения. В данной среде обитания и временном интервале формируются достаточно устойчивые новообразования личности, поведения и системы отношений, требующие значительно больших временных затрат по их социальной реабилитации, ресоциализации и интеграции в социокультурное пространство общества [7].

Бродяжничество можно охарактеризовать как отклоняющееся поведение. Было введено даже специальное понятие «дромомания» — «инстинкт бродяжничества» или «болезненное миграционное состояние», обозначавшее особый вид патологии личности, этиологически связанной с эпилепсией. Позднее психиатры и клинические психологи в качестве первопричины бродяжничества называли психопатии различного генеза. Эти гипотезы, хотя и подвергались критике, позднее получили подтверждение в многочисленных исследованиях, в частности, В. А. Жмурова, В. В. Ковалева, М. В. Коркиной и др. В результате этих исследований список как психических, так и иных расстройств, рассматриваемых в качестве первопричин бродяжничества был существенно расширен. К ним, в том числе, были отнесены шизофрения, невротические расстройства, задержки развития, ранние стадии различных органических поражений и т. п.

Дромомания (или пориомания) имеет свои этапы: первый, реактивный — спонтанный побег из дома после травмы, ссоры, в тяжелом душевном состоянии. На этой стадии есть шанс, что дромомания не закрепится как постоянная поведенческая реакция. Второй этап наступает, если спонтанные порывы к перемене мест становятся привычными, регулярными. На третьем этапе исчезновения человека с постоянного места жительства и бродяжничество становятся непреодолимыми, импульсивными, приобретая отчетливо патологический характер: пациент не предупреждает о своем уходе близких людей, работодателей, может бросить маленьких детей или престарелых родственников. Иногда он даже не берет из дома документы и деньги, едет "зайцем", в дороге готов нищенствовать, ночевать на улице, но при этом не возвращается до окончания приступа. В некоторых случаях это расстройство настолько сильно, что находит свое отражение в активности головного мозга: магнитно-резонансный томограф выявляет патологические процессы в височных долях [3].



Уходы и бродяжничество имеют различную нозологическую принадлежность. Многие авторы рассматривали эти состояния как проявление реакций эмансипации, оппозиции, протеста и отказа у детей и подростков с определенными типами акцентуаций характера [1]. Так, А.Е.Личко считал, что у подростков с гипертимной акцентуацией в результате реакции эмансипации могут быть уходы и бродяжничество с целью "пожить свободной жизнью"; у подростков же с истероидной акцентуацией - в результате реакции оппозиции с целью привлечь к себе внимание; при неустойчивом типе акцентуации уходы и бродяжничество отмечаются ввиду повышенной подражаемости и внушаемости. К.С.Лебединская также выделяла у подростков с неустойчивым типом акцентуации явление "сенсорной жажды", в этом случае импульсивные побеги из дома становились постепенно неодолимыми.

При психопатиях синдром уходов и бродяжничества отмечался довольно часто. По мнению А.Е.Личко, гипертимная психопатия, неустойчивая и лабильно-неустойчивая, эпилептоидная психопатия (при которой бывает истинная дромомания), истероидная и истеронеустойчивая психопатия при декомпенсации проявляются синдромом уходов и бродяжничества. С этим коррелирует мнение В.А.Гурьевой и В.Я.Гиндикина, которые описали при декомпенсации психопатий длительные побеги из дома, становившиеся с возрастом дромоманией. Авторы отмечали возможность реактивного происхождения уходов из дома у астенических психопатов, а у шизоидных и неустойчивых психопатических личностей выделяли истинные расстройства влечений.

А.Е.Личко разделил побеги и бродяжничество на 3 типа: импунитивные (связанные в своём развитии с намерением избежать наказания), эмансипационные (связанные в своём развитии с намерением избавиться от чрезмерного контроля взрослых), и демонстративные (связанные в своём развитии с мотивами протеста, оппозиции). По его мнению, эти 3 типа побегов являются психогениями. С этим совпадает мнение других авторов о том, что в последние годы в структуре психогенных расстройств у подростков отмечаются депрессивные дисфорические реакции, проявляющиеся в уходах из дома с возможностью злоупотребления летучими растворителями и группированием вокруг отрицательного лидера [3].

К.С.Лебединская и соавтор В.В.Ковалев описали синдром уходов и бродяжничества у детей с задержкой психического развития и олигофренией. У детей с задержкой психического развития влечение к бродяжничеству возникало в периоды дисфорических колебаний настроения и являлось разрешающим моментом аффективной напряженности. Синдром уходов и бродяжничества при олигофрениях отражает в поведении более выраженную интеллектуальную недостаточность, грубость и гротескность: украденные или взятые вещи из дома, даже дорогие, обменивались на сладкое; "ненужные" деньги иногда рвались; не учитывая ситуацию, такие дети и подростки быстро попадались на кражах; уезжали со случайными знакомыми в другие города, где, будучи брошенными, проявляли полную беспомощность [5]. При олигофрениях синдром уходов и бродяжничества приобретает стойкий, неодолимый характер, может сочетаться с другими проявлениями патологии влечений, такими как сексуальная расторможенность, агрессивно-садистические тенденции, повышение аппетита вплоть до прожорливости, плохо поддается медикаментозной и лечебно-педагогической коррекции [6].

Прямой профессиональной обязанностью практического социального психолога, работающего в образовательной сфере, является своевременное выявление «группы» риска с точки зрения склонности к бродяжничеству и организация профилактических программ, включающих работу с родителями, педагогами и школьной администрацией, а также мероприятия, направленные на предотвращение распространения бродяжничества в курируемом сообществе через социальное заражение. Понятно, что именно в рамках должностных обязанностей психолога оказывается необходимость осуществления психокоррекционного и социально-реабилитационного воздействия на лиц, склонных или подверженных бродяжничеству [6].



Литература:

  1. Гурьева В.А., Гиндикин В.Я. Юношеские психопатии и алкоголизм / В.А.Гурьева, В.Я.Гиндикин. – М.: Медицина, 1980.

  2. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения / Ю.А.Клейберг. – Тверь, 1998.

  3. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста / В.В.Ковалев. – М.: Медицина, 1995.

  4. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика / М.Ю.Кондратьев, В.А.Ильин. — М.: ПЕР СЭ, 2007.

  5. Лебединская К.С., Райская М.М., Грибанова Г.В. Подростки с нарушением в аффективной сфере. Клинико-психологическая характеристика трудных подростков / К.С.Лебединская, М.М.Райская, Г.В.Грибанова. – М.: Педагогика, 1988.

  6. Личко А.Е. Подростковая психиатрия: Руководство для врачей / А.Е.Личко. – Л.: Медицина, 1979.

  7. Личко А.Е. Типы акцентуаций характера и психопатий у подростков / А.Е.Личко. – М., 1999.


База даних захищена авторським правом ©shag.com.ua 2016
звернутися до адміністрації

    Головна сторінка